Психолог Хавренко Евгений

+380 (050) 402-06-63

detskaya-travma

«Когда мне было пять лет, меня потеряли в магазине. Я плакала и звала родителей, а потом меня отвели в кабинет к директору и напоили чаем. Спустя час пришла моя мама, вся белая, как мел. Я после этого до сих пор не люблю супермаркеты. Этот случай может быть травмой, которая изменила мою жизнь?». Часто люди считают, что какой-то случай или событие кардинально поменяли течение их жизни. Стоит его хорошенько вспомнить, прожить заново и все вернется на круги своя. К сожалению или к счастью, это не всегда так. Дело в том, что случай сам по себе может быть только симптомом, через который страхи выходят наружу, придавая себе форму через связь с травматическим событием. Я сам был в ситуации, когда мои родители забыли меня в детском саду. Точнее они не разобрались, кто должен был меня забирать, возложив друг на друга эту обязанность. По рассказам матери, когда отец пришел без меня домой, у нее была паника, так как она считала, что именно он должен забрать меня из детского сада. Отец только успел снять обувь, когда обнаружилась моя пропажа, но так и не успел снова обуться: в звонок позвонила воспитательница, благо жила она в нашем доме, и вручила меня нерадивым родителям. В моей памяти это осталось как забавная история о том, как меня приводит домой воспитательница. Не было ни паники, ни обид, ни тревоги. Даже тогда я не понимал, почему мама не разговаривала весь вечер с папой. Я пребывал в беспечной уверенности, что это просто очередное интересное приключение. И все! В то же время я неоднократно слышал о том, как взрослые рассказывают о подобных событиях, называя это болезненной травмой, ставшей основой базового недоверия к родителям. О последующих своих подозрениях, что родители снова могут попытаться отделаться от ребенка, бросив его в детском саду. На самом деле не сама ситуация является травмой, а атмосфера, в которой растет ребенок. Если родители проявляют заботу о ребенке в ключе рациональности, стремясь выполнить свои функции, связанные с родительской ролью, – это будет ощущаться ребенком, даже если с формальной стороны «все идет, как положено». В такой атмосфере ребенок бессознательно будет вкладывать свой страх в любую ситуацию, что бы его «легализовать», то есть найти подтверждения и оправдания своим чувствам. Я призываю родителей больше заботиться не о правильности или рациональности поступков, а о семейной атмосфере. Если внутрисемейная атмосфера наполнена заботой и любовью, то крик, наказания или неумелое обращение не оставят «шрамов» в душе ребенка, а то, что может оставить, просто не произойдет по вашей вине. Если же этой атмосферы не будет, то никакие системы воспитания не способны заменить ее. «Нет ничего страшнее закрытой двери» говорил Альфред Хичкок. Точно так же как зритель подведенный атмосферой фильма рисует в своей голове самые страшные картинки, ребенок дорисует свои страхи и найдет травму во вполне бытовой ситуации. И это будут не фантазии, а легализованное ощущение. Итак, что бы минимизировать детские травмы - создавайте атмосферу, в которой будут расти ваши дети, а не систему воспитания.