Психолог Хавренко Евгений

+380 (050) 402-06-63

sila-slowa
Истоки большинства неврозов человека находятся во лжи по отношению к самому себе. Обычно я говорю, что эго стремится стать полноправным и единоличным хозяином души человека и через искажения истины подчиняет себе его сознание, а таким образом и волю (это очень упрощенный вариант). Когда человек перестает себе лгать – он освобождается от невроза.
В одном из рассказов фентези Урсулы Ле Гуин, есть идея об «истинной речи», которая, по словам героев не давала возможности лгать. В этой истории люди давно утратили знания «истинной речи» и только драконы могли говорить на ней, что правда не делало их «добрыми и пушистыми». Знания у магов об «истинной речи» передавались из уст в уста, а магия была ни чем иным, как сплетение слов в заклинания, влияющие на физический мир.
 Эта мысль меня зацепила, особенно с учетом того, что и в нашем мире есть мертвые и полумертвые языки – древнеславянский, санскрит, латынь и т.д.
У меня возникли два вопроса - почему умирают языки и почему мы используем в родной речи чужие слова?
Ответ на оба вопроса я услышал на одной лекции о Конфуции. Он говорил, что людям стыдно говорить неправду, но и правду говорить у них не получается – поэтому они и засоряют свою речь избегая стыда от собственной лжи. Это сказано более 500 лет до н.э., разве не актуально это и для нашего времени?
Я считаю, что именно неспособность лгать на «истинной речи» - заставляет людей засорять свой язык словами. Чужая речь не может слиться с человеком настолько, что бы стать ощущаемой. Чужой язык становится логически понятным, и то в лучшем случае. Но теряя связь с культурой носителя языка, у чужестранца, он становится удобным инструментом для лжи самому себе.  «Истинная речь» - это не какой-то уникальный язык, а исконный для народа, географически живущего на своей территории - язык своих предков. Я допускаю, что может и был один язык для всех народов, но пока мы не вернемся к своим истокам, нам не найти его. Он скрыт не в подземных пещерах, а в нашем разуме. Только избавляясь от лукавства, ум сможет принять его значение.
Я не нейробиолог, мне сложно говорить о процессах человеческого мозга, но думаю, что между звуковым и смысловым выражением языка и нейронами (а может быть чем то другим) в человеческом мозге существует тонкая, но неразрывная, значительно влияющая связь. Как между мирами Явью (земного) и Навью (потустороннего), так и между языком и мозгом существует неразрывная связь с и не пересекаемыми границами. Мы не определим эту связь за счет того, что принадлежит только одному из миров, но найдя что-то общее для обоих, мы сможем ее установить. До этих пор граница не пересечется при обычных обстоятельствах.
Именно поэтому, я считаю, что человек в своей речи бессознательно использует слова, которые могут открыть путь к его внутреннему миру.
Идея в том, что человек не может лгать, говоря на родном языке другому и не лгать самому себе. Т.е. эго не может манипулировать сознанием, так как оно может создавать только иллюзии, но ему не дано изменять физические формы. Именно вводя сознание в заблуждение, эго достигает контроля и подчинения над физической жизнью человека. Симптомы этих нестыковок проявляются в психосоматике и неврозах.
Глубина значения букв-символов с старославянском языке огромна, а слова становились не просто названием, а отражали суть того к чему они относятся. В слове буквы становились сложными конструктами, а умение читать слова, понимая одновременно значения буквы, порядок постановки ее в слове, числовое значение и т.д. вытесняло способность к манипуляции. Если древние не смогли отказаться от букв, но и не могли отказаться от лукавства, то сохранить и то и другое можно за счет упрощения знаний – именно это, мы похоже и получили, как их наследники.
 Подобно тому, как  Юнг толковал сновидения можно толковать и слова человека - как архетипы, в независимости от личного опыта пациента. Понимая значение слова, его формирование и образование психолог сможет понять сам, и донести истину до пациента обойдя сопротивление психики, так как связь между словом и мозгом остается ее нужно уметь обнаружить. Устраняя ложь порождающую конфликт внутри, пациент приходит к целостности, а в результате к исцелению.