Психолог Хавренко Евгений

+380 (050) 402-06-63

pochemy_nam_slozhno_obshatsya_s_okryzhaushimi

Иногда, в своей работе я сталкиваюсь с тем, что человек ощущает, непонимание окружающих или что окружающие не понимают его. Если у такого человека не проявляется слабый интеллект, словарный запас, ограниченность или задержка умственного развития, то нужно искать проблему в личности.  Такие люди, скорее наоборот, часто работают как раз именно головой, но в большинстве случаев, такая работа связанна с решением задач, а не с взаимодействием с людьми.
 Таким людям кажется, что они особенные и чем-то отличаются от всех остальных людей – но это не совсем так. Точнее они отличаются от всех остальных людей не больше чем все остальные друг от друга. На самом деле их канал бессознательной связи искажает подачу информации, что и дает сбой во взаимодействие с обществом.
Все люди общаются между собой не только с помощью вербальных и невербальных каналов, а и через общую связь, находящуюся в бессознательном. Это дает возможность интуитивно и наиболее точно чувствовать другого человека в независимости от личного знакомства и новизны ситуации.
Таким каналом связи обладают все люди и возможно все живые существа. Но почему тогда некоторые люди используют его меньше чем другие, либо совсем от него отказываются?
В своей работе я наблюдал такую закономерность, что человек, у которого перекрыт интуитивный канал связи в детстве  вынужден был подавлять свою агрессию в отношении родителей.
Я опишу наиболее характерный случай из своей практики:
Андрей, 27 лет. Работал тестировщиком в IT компании. На момент обращения Андрей жил отдельно, от родительской семьи, и находился с ними в конфликте уже более 7 лет. 
Он обратился с проблемой общения и контакта в своей жизни. При достаточно хорошем развитии, интересном уме и обширных знаниях, он не мог поддерживать разговор в рабочем коллективе, ему сложно было общаться с незнакомыми людьми. Он не знал как себя вести, что можно говорить, что нет, ему приходилось постоянно подстраиваться под остальных, что бы ни выглядеть белой вороной. Постоянный контроль своих действий приводил к задержке, что вызывала у окружающих ощущение «заторможенности». Он не мог поддерживать разговоры, не касающиеся работы, боясь быть высмеянным или непонятым.
В нашем общении, наблюдалась, разве что сильная неуверенность в себе, скрывавшаяся за маской скромности. Со временем оказалось, что у Андрея очень властная мать. Она не была тираном, но понятие зоны личностного комфорта для нее полностью отсутствовало. Начиная с того, что Андрей до 12 лет не имел зону личного пространства, т.к. семья жила в однокомнатной квартире, и заканчивая тем, что он во всем подчинялся требованиям своей матери. Интересы его собственного «Я» не учитывались его собственным сознанием.
В независимости от того, позволяет ли человек возникать своим эмоциям в сознании или нет, они возникают в его бессознательном. Но раз бессознательное имеет огромную силу над человеком, то как же получается что подавление  эмоций происходит до того, как они возникают в сознании. Что или кто может обладать такой силой извне?
 Именно ощущение родителей, как полубогов, на уровне восприятия и приводят к тому, что в человеке проходит подавление эмоций, до момента возникновения их в сознании. Таким образом, психика человека уходит от болезненного конфликта с родителями, бессознательно защищая ребенка от гнева Богов. Только архаичная полубожественность родителей обладает такой силой, что бы заставить психику действовать на упреждение конфликта. Никакие другие социальные связи не в силах так повлиять.
С самого раннего детства, у Андрея не возникло осознанное ощущение собственного «Я». Собственное «Я» порождает осознанное ощущение собственной зоны комфорта и как следствие ее защиты. Но это не означает, что их не было вовсе. Собственное «Я» и его зона комфорта возникают в человеке без его разрешения. Нарушение их границ всегда сопровождается эмоциональной реакцией в виде агрессии.
Процесс в бессознательном Андрея можно описать как дилемма:  собственное «Я», с его зоной комфорта и ее нарушениями соответственно есть агрессия и есть полубоги-родители.
Бессознательное не может противостоять полубожественности родителей, не может игнорировать нарушение границ, но может спрятать в «чулан» агрессию, что оно и делает. Что бы это сделать, в канале связи между личным бессознательным и сознанием дается команда цензору, который запрещает проявляться агрессии в полном виде,  не пускает все то, что в сознании может привести к неразрешимому конфликту.
Возникновение цензора является естественным для каждого человека, он отвечает за адаптацию к социуму. В данном случае в связи с обострением опасности конфликта, цензор работает ни на регуляцию качества и соотношения эмоций в бессознательном и сознании, а на сдерживание любого появления агрессии.
Из феномена проекций психики мы знаем, что человек способен выражать свои искренние чувства символично. Например, человека отругал начальник, но он не мог себя защитить, тогда прохожий, наступивший на ногу в транспорте получить агрессию с лихвой. Это происходит потому, что она осталась не выраженной. Такой феномен это механизмы бессознательного, поэтому оно запрещает агрессии проявляться в полном виде. Но с накоплением агрессии цензор перестает выпускать не только агрессию, но и другие эмоции. В приграничном районе появляется скопление настоящих эмоций, а поток эмоций превращается в жалкий ручеек. Такое состояние и называется депрессией.
 Как пограничники, защищающие успешное государство от эмигрантов из стран третьего мира, так и цензор в момент относительной гармонии работает на регуляцию движения эмоций. Если бы все страны были бы примерно на одинаковом уровне развития, то потока тотальной эмиграции просто не было бы. В таком случае пограничники бы не пропускали откровенно враждебных элементов общества. Подобно и  в бессознательном, если происходит переизбыток эмоций, то цензор плотнее закрывает границы, препятствуя их свободному перемещению.
Детство защищает ребенка от того, что он ставит под сомнение божественность родителей, что защищает его от внутренних конфликтов. То, что Фрейд называл Эдиповым комплексом, на мой взгляд, является комплексом превосходства – бессознательное влечение претендовать на божественность родителей. Сделаться равным им, сделаться выше их. Легкость детства оберегает ребенка от тяжести этого комплекса. Половое созревание заканчивает процесс формирования собственной идентичности и дает возможность оспаривать божественность родителей через то, что ребенок в состоянии сам воспроизводить потомство. Архаичная Установка бессознательного  меняется с - «Только Бог может создавать, а раз мои родители создали меня, значит они Боги», на -  «Только  Бог может создавать, а раз я могу создавать, значит, я тоже Бог». В таком случае и возникает дилемма на первенство Бога: я Бог и они Боги – так кто из нас главнее? Именно притязание на первенство и является основным конфликтом всех религий. В религиях с такого притязания и появляется все зло, а  в жизни человека появляется основной внутренний конфликт.
В связи с тем, что у Андрея с момента рождения и до момента полового созревания не возникло сознательное ощущение собственного «Я», его основной внутренний конфликт полностью остался в бессознательном, не имея никакой возможности на открытое противостояние его матери. Такое противостояние скрылось из сознания, наращивая силы для борьбы, что и вылилось в крупный конфликт с последующим уходом Андрея из родительской семьи и прекращением между ними нормальных отношений.
У Андрея агрессия проявлялась номинально. То, что свою агрессию надо проявлять Андрей вычитал из книг по психологии и пытался следовать этому совету. Но такое проявление не сопровождалось силой бессознательного. Скорее необходимость проявить агрессию формировалась в голове и только потом обращалось к маленькому ручейку бессознательного за энергией. Такая агрессия не воспринималась в серьез как угроза окружающими. Если цензор стоит не на сдерживание, а на регулирование, то агрессия выпускается вначале в виде потока эмоций, а только потом в виде сознательных действий.
Даже когда Андрей, в процессе терапии осознал механизм того как люди между собой передают и воспринимают информацию, его собственное «Я» оставалось в тени. Цензор не прекратил свою работу,  ощущение личностного пространства оставалось номинальным, хотя вполне сознательным.
Поток передачи информации между бессознательным и сознанием стал усиливаться только тогда, когда конфликт на первенство стал осознаваться, а образ божественности родителей отделился от их человеческого образа. Это помогло Андрею преодолеть чувство неполноценности и общаться на равных с окружающими