Психолог Хавренко Евгений

+380 (050) 402-06-63

Возможно, самосовершенствование — это ещё не всё.
Возможно, саморазрушение гораздо важнее.
Чак Паланик

pochemy-nami-legko-uprawlat
Недавно моя коллега поделилась своим наблюдением:
— В ютубе я наткнулась на видео одного психолога с более чем 300 000 просмотров. Психолог ведет собственный блог. У нее более 50 видео на разные темы. Казалось, я и так знаю все, что она говорит. За ней было приятно наблюдать — она была уверенной в себе, красивой, даже сексуальной, пользовалась популярностью, а подписчики боготворили ее в комментах. Я посмотрела еще пару ее выпусков — эффектно, увлекательно, но ни о чем. Она была красивой картинкой, но не более того.
Чуть позже я нашла видео на интересующую меня тему, выложенное другим психологом, не блогером. Она была больше похожа на преподавателя в университете. Мне на самом деле было интересно, о чем говорит психолог, но при этом я отметила про себя, что у нее всего 850 просмотров.
И знаешь, что меня на самом деле удивило — почему я, понимая такую разницу, подписалась не на второго психолога, а на первого?
Через три недели моя клиентка, переживающая развод, спросила:
— Почему я выбрала своего мужа? Да, у него были деньги, он красиво ухаживал, был душой компании и мог обольстить любую девушку. Но я же еще тогда видела и понимала, что это фарс. Почему я выбрала его, вместо того чтобы найти себе достойного парня?Я не была бедна, у меня были поклонники, хотя и не толпы. В тот момент меня добивался другой мужчина. Он был более скромным, но я чувствовала в нем надежность.Так почему же я выбрала своего мужа, который и года без измены не прожил?
Я вспомнил, что в школе мы делились на группы, в каждой из которых обязательно возникал свой лидер. Все члены группы старались приблизиться к нему.
Несмотря на то что сам лидер активно использовал остальных в своих целях, обвинять его в этом или отказываться от таких отношений никто не собирался. Наоборот, казалось, что все хотят быть использованными даже в ущерб личным интересам.
Я не был лидером, и не был в числе его свиты. Хотелось бы мне сказать, что у меня была собственная позиция, но это не так. На самом деле я даже не удостоился такой «чести», хотя втайне завидовал остальным.
Вопрос моей клиентки вызвал в памяти комментарий коллеги и собственные воспоминания,и вместо поиска ответа в ее детстве я задумался — почему же мы все выбираем не тех и не то, что нам на самом деле подходит? Причем делаем это массово, и с завидной настойчивостью.
Ответ я обнаружил у Райнера Вайсса, получившего в 2017 году нобелевскую премию по физике за вклад в изучение гравитационных волн.
Вайсс пишет:«…в большинстве своем люди — подражатели. Основной мотив, который толкает нас к выбору в пользу того или другого человека — это стремление символично занять его место. Нами правит отождествление себя с другой, более выдающейся личностью. Когда мы видим объект для подражания, логика и прагматизм садятся на скамью запасных».
Вайсс выдвигает идею о том, что в большинстве своем люди испытывают комплекс неполноценности, хотя и не признают этого. Именно он становится преградой к творчеству, лишая человека индивидуальности.
Так человек стремится подражать лидеру, а лидер стремится подражать еще большему лидеру, незаметно для себя делая из того кумира. «Как только механизм подражания запущен,его уже не остановить».
Чтобы добиться этого слияния, человек готов на любые жертвы,но только не на разрушение вожделенного образа. Если здравый смысл будет мешать этой борьбе, то он будет повержен и растоптан.
Реклама, шоу-бизнес и политика целиком и полностью построены на этом механизме. Вожделенные образы вытесняют здравый смысл, при этом безликая масса заинтересована в такой манипуляции. Как только масса разделяется на индивидуальности, каждый отдельный человек находит в себе силы частично противостоять манипуляции и теряет ее вновь, объединяясь в массу.
Красивому и респектабельному человеку не нужно нас в чем-то убеждать. Достаточно того, чтобы он просто был и не мешал нам фантазировать,ассоциируя себя с его образом. Чем больше людей бессознательно отождествляет себя с этим образом, тем привлекательнее он становится, делаясь кумиром для всех и каждого.
«Достаточно было ковбою и сильной независимой женщине взять в руки сигарету, и все американцы бросились курить, наперебой отстаивая свои права на никотин. Именно стремление слиться с этим образом стало основным мотивом, побуждающим к курению Marlboro и Lucky Strike, а не полезность или вкусовые качества табака». Вайсс приводит этот и другие примеры победы идеализации над здравым смыслом в качестве подтверждения собственной идеи.
В своей статье «О подражании и интеллекте» он пишет: «Мы покупаем массу барахла, не потому что нас убедили в такой необходимости, а потому, что мы хотим попасть в мечту, которая технично просчитана при построении рекламной компании. При этом рекламщики не создают чего-то нового в своих технологиях. Они, подобно физикам, делают открытия уже того, что существует в природе. Их отличие от физиков в том, что они занимаются не природой как таковой, а алгоритмом человеческих желаний».
На самом деле Райнер Вайсс никогда не создавал такую теорию и не писал подобных статей. Все, что я знаю об этом человеке, — это то, что он является нобелевским лауреатом по физике 2017 года. Используя имя нобелевского лауреата, выдавая свои мысли за его, я уменьшаю бдительность читателя, намеренно манипулируя сознанием. Это простая техника наглядно демонстрирует зависимость сознания от образа автора, а не от смысла текста. Если для вас нобелевская премия имеет значение, а тем более если она является примером для подражания, то вы будете относиться на 20-80% менее критично к высказываниям, приведенным выше, в сравнении с высказываниями человека, не обладающего премией.
То же самое происходит и с кинофильмами. Если в них присутствует популярный актер, ставший кумиром миллионов, это приводит к тому, что зритель несколько иначе воспринимает фильм. Актерская игра, сценарий и режиссура становятся вторичными по отношению к самому актеру. И здесь определяющую роль играет именно желание отождествить себя с его успехом, популярностью, образом жизни, гонорарами, а не его блестящая игра. Такие же правила действуют и в других сферах — мода, шоу-бизнес, политика и даже еда становятся культом из-за желания отождествлять себя с автором, персоной или элитой.
Все вышеописанное является простым феноменом психики до тех пор, пока не станет инструментом манипуляции. Тогда механизм создания кумира разрушает человека, давая ему ложные ориентиры, делая его легкоуправляемым извне.
Почему мы обманываемся и почему нами легко управлять? Ответ на вопрос не в слабом интеллекте или секретной технологии, он не связан с нашей осознанностью или силой воли. Он связан со способностью личности быть тождественной самой себе при любых обстоятельствах.
Жизнь вовсе без подражаний вызывает у человека страх, по величине сравнимый со страхом высоты или замкнутого пространства. Человеку нужно приложить немалые усилия, чтобы выбраться из этого круга желаний создавать себе кумира.
Пока человек не созреет изнутри, найдя в себе силу и уверенность, тяга к подражанию будет сильнее его способности сопротивляться желаниям, уводящим его от себя. Стремление найти любыми способами вовне то, что жаждется изнутри личности, искажает любую правду, делая человека слепым и глухим.
Я нуждаюсь в уверенности в себе и силе, но вместо того чтобы развить ее самостоятельно, я подражаю ковбою Marlboro, у которого я вижу и то и другое. При этом я буду использовать все атрибуты, чтобы слиться с ним в единое целое, забывая о том, что он лишь рекламный образ, лишенный души. Это касается не только людей — актеров, артистов, политиков и других успешных личностей. Так же я поступаю, ассоциируя машину, часы, шампунь, одежду с желанным образом, который связан с вожделенным успехом, стремясь получить эти предметы в пользование, чтобы приблизиться к комфорту, безопасности, успеху и т. д.
Тот, кто формирует этот образ, — управляет моими желаниями. Он не просто заставляет меня покупать и делать то, что выгодно ему, он формирует мои приоритеты, предпочтения, мечты и мировоззрение — полностью подчиняя себе мою волю. Нет, она не заточена в темнице, но она направлена на его желания, потому что собственных у меня уже не осталось. Самое удивительное, что я не просто исполняю его желания, я настаиваю на том, чтобы их исполнять, считая, что они мои собственные, обманываясь, что именно это и есть величайшая свобода.
Этот механизм не принадлежит одному или нескольким людям. Он является архетипом, существующим самостоятельно, в той или иной мере проявляясь в каждом. Сила его настолько велика, что знание о нем и попытки противостоять желанию создать себе кумира в лучшем случае будут бесполезными, а в худшем — приведут к разрушительным для личности последствиям.
Чтобы человек смог отказаться от своих кумиров и не создавать новых, ему нужно ощутить иллюзорность поиска силы вне себя. Но стремление к подражанию — это не просто паттерн, выработанный в процессе жизни, это такая же неотъемлемая, экзистенциальная часть личности, как страх смерти или тревога одиночества.
Поэтому первый шаг к свободе — саморазрушение. Только разрушив себя до основания, потеряв веру во что-либо, в том числе во всех идолов вместе взятых, человек способен отделить зерна от плевел. Только отрицание любых истин, находящихся вовне, без личного беспристрастного опыта, помогут отыскать силу и уверенность внутри себя.
Мысли, которые изложены в этой статье, возвращают меня к библейской заповеди: «Не сотвори себе кумира,<...> не поклоняйся им и не служи им» ... и ты не будешь обманут самим собой.