Психолог Хавренко Евгений

+380 (050) 402-06-63

bytovoi-psiholog-ili-drug

Некоторые из нас сталкивались с людьми, которые могут долго и подробно рассуждать о чужой проблеме. При этом они могут, иногда не безосновательно, считать себя психологами не профессионалами, которые переживают за окружающих их людей.  Я не могу, да и не имею права, утверждать, что это не помогает, особенно если человеку требуется поддержка. Меня заботит только момент, когда переходят грань, которая  у врачей называется «не навреди». 

Давайте попробуем разобраться, когда именно эта грань может быть нарушена, и какие есть признаки ее нарушения.

В своей жизни, перед тем как начать профессиональную практику я перепробовал много профессий, т.к. была банальная необходимость зарабатывать деньги. Сейчас я с благодарностью вспоминаю то время, потому что оно помогло мне приобрести бесценный дар – жизненный опыт.

 Об одном из таких случаев я и хочу рассказать:

Некоторое время я работал на очень хорошем СТО, и моя команда была высокопрофессиональными механиками. Свою работу в этой команде я начал с самых низов, постепенно перенимая их знания и профессионализм. Однажды я поставил свою машину в гараж и направляясь домой увидел толпу мужиков, крутящихся вокруг соседнего гаража напротив. Мне стало интересно что там происходит. Я решил подойти разузнать причину скопления народа. Все оказалось очень банально – машина троила. На своей работе я почти каждый день сталкивался с подобными проблемами и в зависимости от марки автомобиля у нас выработался некий алгоритм поиска неисправности. Т.к. машина соседа была проста, это был Opel Vectra 1997 г.в. этот алгоритм был вполне доступен в гаражных условиях. Хотя мне было тогда 24 года, а мужикам окружившим машину всем за 45, я попробовал предложить хозяину быстрый и простой способ разобраться в поломке. Скажу только что речь шла о неких операциях последовательно отсекающих возможную причину неисправности. Не смотря на это большинство присутствующих, отвергли мое предложение и стали дальше обсуждать возможную причину. Тогда я понял, что они собрались не для того что бы быстро отремонтировать машину, а для того что бы просто поболтать языком, переливая из пустого в порожнее. Хотя их опыт взаимодействия с машинами был гораздо больше моего, их цель не стояла в кротчайшие сроки выявить и исправить поломку, как это зачастую было на моей работе. С этого дня, если на бытовом уровне заходила речь о неисправностях машины, я старался избегать этой темы т.к. разговоров мне было достаточно на работе, а выявление реальной проблемы требовало не рассуждений, а действий.

Эта не хитрая формула работает для меня и по сей день, но вместо механических или электронных неисправностей я сталкиваюсь с неисправностями психики.

Покидая свой кабинет, я перестаю анализировать и интерпретировать людей, с которыми встречаюсь, но понимания определенных законов психологии помогает мне лучше ориентироваться в межличностном пространстве. Есть мнение, что психолог всегда остается психологом, даже закончив свою работу. Я не могу сказать, что это не так, в особенности, если речь идет о людях, которые все еще утверждаются в этой профессии или тех кто, прошел обучение, перечитал много умных книг, посещал много уникальных тренингов, но не смог реализовать себя как профессиональный психолог. Я, как и все остальные тоже проходил эту стадию развития, но сейчас дело обстоит немного по-другому. Сейчас, известный анекдот о том, что когда в комнату заходит красивая девушка, психолог  смотрит не на нее, а на поведение других мужчин, я бы немного перефразировал. Сейчас бы я сказал, что психолог смотрит на других мужчин, только в том случае если ему за это платят деньги, а во всех остальных случаях он так же как и все смотрит на красивую девушку. Возможно, это и есть отличительная черта профессионала, когда человек делает только то, что от него требуют и в наиболее сжатые сроки, потому что ему не нужно самоутверждаться и он ценит свое время. Именно эта вредоносная черта может навредить человеку, когда вместо того что бы ему помочь родственник, друг или подруга могут подпитываться вашей болью развивая и развивая травмирующую тему вместо того что бы поддерживая вас, давая почувствовать, что все будет хорошо. Самое тяжелое, что находясь в ослабленном состоянии нам сложно осознать, помогает ли нам человек на самом деле или нет.

В своей профессиональной работе, я стараюсь побольше узнать у человека, который находиться в состоянии острой боли, кому из его окружения он может довериться. Часто оказывается, что люди просто не хотят нагружать близких своими проблемами.  Тогда я объясняю, что настоящая близость существует, в том числе и для этого. Попросить у близкого человека помощи вполне нормально. Иногда мы боимся разочароваться, получив отказ, но стоит ли тогда обманывать себя, считая эти отношения близкими. А для того, чтобы близкий человек не переусердствовал в своей заботе, я предлагаю говорить напрямую о том, что вам сейчас необходимо. Логично и последовательно, попав в беду сказать напрямую, что вы нуждаетесь в их поддержке. Зачастую именно в поддержке, а не в том, что бы они разъясняли как правильно поступать в том или ином случае. К сожалению те, кому адресована эта просьба воспринимают все с точностью до наоборот, они стараются дать совет или оценку ситуации. Этого не должен делать даже профессиональный психолог. Просто потому, что вы не являетесь частью его мира, а он вашего. Задача психолога помочь вам самим найти, то единственно правильное решение, которое вам поможет. А поддержу и утешение ищите в близких людях, их нам никто не заменит, ни один психотерапевт каким бы профессиональны он не был.